8 (495) 692 58 80

Право юриста на профессиональное мнение и слово = запрет на молчание и безразличие

Последствие молчания юристов в отношении политических вопросов разрушительны для общества. Когда наступит тот момент, когда юристы испугаются перед машиной под названием «Государство», тогда через несколько лет мы не узнаем нашу страну. 

Очерк вдохновлён конференцией на тему «Гражданин юрист: границы права на публичные высказывания», организованной изданием «Адвокатская улица» и «Закон.ру», на которой адвокаты и юристы поговорили о том, должны ли они откровенно говорить о политической ситуации в стране и, что же сейчас мешает этой открытости.

Признаюсь, что увидя информацию о событии, обозначенных темах дискуссий, была приятно удивлена подобной тематике в такое нестабильное время стабильных политических проблем. Возникла первая автоматическая мысль: «Надо идти, пока не запретили». 

Вопрос актуальности выдвинутой к обсуждению проблемы (в нынешней действительности это не просто тема для поговорить, а именно проблема) для меня исчерпался этой первой реакцией, наблюдением за пассивной смиряющейся позицией подавляющего большинства юристов вокруг и необходимостью выяснить, что же насчёт открытости политических высказываний думает юридическое сообщество. 

Скажу честно, что ожидала от конференции тезисов и выводов в ключе: «Ну право, вроде, есть, все все понимают, но время не то, обстоятельства не те, помалкивайте на «скользкие темы» и будет Вам счастье и в профессии, и в жизни». 

К счастью, тезисы были весьма решительные.

Чувствовалось, что последние события в стране и законотворческие сюрпризы взбудоражили оппозиционные настроения у известных и уважаемых юристов до степени невозможности занятия неискренней конформистской позиции. 

Особенно запомнились следующие высказывания, озвученные на мероприятии (некоторые тезисы могут быть процитированы не дословно, что не влияет на их общий смысл): 

  1. Говорить правду — не политика. Бороться с коррупцией — не политика;
  2. Юристы и адвокаты — главная движущая сила изменений в истории, но им мешает самоцензура;
  3. Адвокат — это тот, кто всегда за закон, но «против» государства;
  4. «Государство» в государстве расширяется, а в законах заходит «за буйки»;
  5. Юрист — компетентный гражданин, который после получения квалификации теряет право молчать;
  6. Зарабатывая выше среднего, юрист должен послужить на благо общества;
  7. Не высказываться юристу по причине некомпетентности в политических и правовых вопросах — лукавство, т. к. каждый, получивший юридическое образование знает основы того, как должно быть;
  8. Результат политики — это вопрос государства и права. Это наше поле работы;
  9. Просто высказываться поздно. Только громкий крик может изменить историю.

При всей самодостаточности и возможной резкости каждой из мыслей, все они сводятся к одному знаменателю — получил профессию юриста – будь добр иметь активную публичную квалифицированную гражданскую позицию.

И тут, с одной стороны, достаточно грустно от осознания, что вообще остро стоит такая проблема среди юристов, с другой же, — радостно, от осознания юридическим сообществом необходимости такого обсуждения.

Выбор профессии у большинства — сознательное действие, а выбор оставаться в профессии после получения образования тем более. Фактически в любой профессии в большей или меньшей степени есть свои потенциальные возможные неприятности. Достаточно странно становясь хирургом быть уверенным, что на твоём операционном столе никто никогда не умрет, странно идти работать в пожарную часть и при этом не быть готовым встретиться с огнем. Все это также странно, как и становиться юристом, для того, чтобы смиренно соглашаться с государственным беспределом во всех его формах и проявлениях, а ещё более наивно надеяться, что за открыто проявленное несогласие не последует наказание.

Так, к возможным «проблемам» и вопросам со стороны власти, связанным с публичным высказыванием юристом своей искренней политической или правовой позиции, необходимо относиться именно как к побочному эффекту выбранной профессии.

Конечно, риски могут оказаться выше, ожидаемых на этапе выбора специальности. Но означает ли это, что возможно продолжать называться профессионалом, предпочитая либо мириться с совестью, говоря очевидную ложь, либо безразлично и безучастливо относясь к тому, что происходит в государстве в целом? 

На мой субъективный взгляд, отношение к такой приспособленческой позиции, позорящей сущность профессии юриста, должно быть нетерпимым и особенно порицаемым со стороны коллег.

В ходе дискуссии выяснилось, что некоторые даже настоящие профессионалы ловят себя на страхе «чего-нибудь не ляпнуть», а по факту — страхе озвучить свое компетентное мнение в отношении вопроса политической повестки, страхе назвать «зло» — «злом», «благо» — «благом». При этом внутриполитическая атмосфера с уверенностью дает сказать, что поводов для страха высказываться будет становиться только больше.  

Как быть в ситуации, когда большая часть юридического сообщества уже боится на всякий случай, а риски только начинают возрастать?

Как же быть юристу со столкновением генетической памяти и профессионального долга?

Как сможет защитить юридическое сообщество того, кто публично говорит правду?

При всех многочисленных достоинствах вышеупомянутого мероприятия, от спикеров не хватило конкретных предложений в отношении того, как «воспитать» в юристах чувство необходимости начать открытый политический диалог с властью и обществом, а главное ответа кто же обеспечит защиту тех, кто решится на него.

На мой взгляд, проблему молчания и безразличия юристов необходимо решать комплексно, начиная с политического воспитания кадров в условиях демократичности и плюрализма мнений в вузах, заканчивая образованием специализированного сообщества юристов, ставящего целью деятельности защиту своих членов, в случае возникновения необоснованных преследований юристов на почве публичного обозначения своей позиции по политическим вопросам.

23.06.2021