8 (495) 692 58 80

Незаконная смена генерального директора: неуведомление миноритарного участника о проведении общего собрания — основание для признания решения ничтожным и отказе в его «исцелении»

Участник, обладающий корпоративным контролем в Обществе решил единолично произвести смену неугодного Генерального директора, для чего организовал внеочередное собрание участников, о котором никого не оповестил. Понимая, что такое решение будет легко оспорить, для подстраховки, недобросовестный участник провел подтверждающие собрания, на которых подтвердил первоначальное решение общего собрания.

Миноритарный участник и по совместительству, уволенный Генеральный директор обратился в АС Московской области с требованием о признании первого решения недействительным и применении последствия недействительности в виде восстановления в ЕГРЮЛ записи о нем, как о единоличном исполнительном органе. Суды согласились с Истцом и признали принятое решение ничтожным.

Требования в рамках дела А 41-13169/2020 были предъявлены к Обществу и ИФНС, который произвел регистрацию изменений.

Истец ссылался, на то, что не имел возможность принять участие в общем собрании участников, т. к. не был уведомлен о его проведении, уведомление о проведении собрания не получал. 

При установлении судом факта отсутствия уведомления участника — Истца о проведении общего собрания, доказывание было сведено к вопросу оспоримости или ничтожности такого решения, с целью понимания возможности его подтверждения.

Так, в случае признания собрания оспоримым, суд мог бы признать данное решение подтвержденным последующими собраниями, проводимыми по данному вопросу. При этом, последующее подтверждающее собрание должно быть проведено без существенных нарушений и быть либо аналогичным предыдущему решению, либо содержать указание на подтверждение ранее принятого решения ( Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации »). Так, последующее собрание до вынесения судом решения вправе подтвердить ранее принятое решение, если таким собранием «исправлены упущения», послужившие основанием для предъявления соответствующего иска. В силу п. 2 ст. 181.4 ГК РФ решение собрания не может быть признано судом недействительным по основаниям, связанным с нарушением порядка принятия решения, если оно подтверждено решением последующего собрания, принятым в установленном порядке до вынесения решения суда.

Однако, в рассматриваемом кейсе, до проверки соответствия закону последующих решений фактически дело не дошло, с учетом того, что суд согласился с позицией Истца в отношении ничтожности первоначального решения.

Краткая позиция Ответчика:

— владея 20% долей в уставном капитале, участник в любом случае не мог повлиять на принятие решения о досрочном прекращении его полномочий, как Генерального директора Общества, и на избрание нового Генерального директора Общества на общем собранием участников, даже если он голосовал бы против принимаемого решения, т. к. для принятия таких решений требуется простое большинство голосов участников, которым обладал участник инициирующий собрание (в соответствии с п. 4 ст. 181.4 ГК РФ решение собрания не может быть признано судом недействительным, если голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие и решение собрания не влечет существенные неблагоприятные последствия для этого лица);

—  принятое решение дважды подтверждено на последующих собраниях;

— допущенные нарушения (неуведомление других участников) в силу ст. 181.4 ГК РФ влекут оспоримость, а не ничтожность оспариваемого решения;

—  удовлетворение исковых требований не приведет к восстановлению нарушенного права Истца как участника Общества и как Генерального директора, т. к. мажоритарный участник после восстановления предыдущего Генерального директора в правах, организует собрание и повторно произведет смену.

С одной стороны может показаться, что неуведомление участника о собрание в силу пп. 1 п. 1 ст. 181.4 ГК РФ (допущено существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, влияющее на волеизъявление участников собрания) влечет оспоримость такого решения.

Однако суды при рассмотрении дела, согласившись с позицией Истца, удовлетворили требования на основании следующего:

— ненаправление участнику уведомления о времени и месте проведения общего собрания должно расцениваться в качестве существенного нарушения (Постановление Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 7769/07 по делу № А40-43600/06-81-218);

— решение, принятое с существенными нарушениями закона или иных правовых актов, не имеет юридической силы (Пункт 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 90, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 14 от 09.12.1999 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»);

— к ничтожным решениям собраний также относятся решения, ограничивающие права участников общества с ограниченной ответственностью присутствовать на общем собрании участников общества, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений (пункт 107 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 №25);

— неуведомление участника о проведении собрания влечет к существенному нарушению закона и препятствует участнику присутствовать на общем собрании участников общества, а также принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня, голосовать (т.е. препятствие осуществления прав участника общества), что говорит о ничтожности собрания;

— поскольку собрание признаётся судом ничтожным, ссылка Ответчика на последующие решения считается необоснованной.

          Возможно, при данных фактических обстоятельствах суды даже могли пойти дальше и указать на принятие решения по вопросам не включенным в повестку дня (п. 1 ст. 181. 5 ГК РФ), с учетом того, что кроме одного участника о повестке никто уведомлен не был, не мог вносить в нее свои предложения, соотвественно, повестка отсутствовала.

Думается, что суды обратили внимание на тот факт, что Истец являлся не только участником Общества, но и Генеральным директором, вследствие чего по состоянию на момент принятия оспариваемого решения имел возможность принимать управленческие решения и осуществлять контроль за деятельностью Общества в соответствии с его уставом и ст. 40 Закона об ООО. В этой связи, общее собрание участников Обшества, при участии только одного из участников Общества, проведение которого было сопряжено с нарушением установленного законом порядка созыва и проведения, повлекло для Истца лишение его управленческих и контрольных полномочий Генерального директора Общества, что допустимо считать неблагоприятными для Истца последствиями в контексте применения п. 4 ст. 181.4 ГК РФ и абзаца 2 пункта 109 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». А ущерб Генеральному директору составляет неполученный доход, вследствие принятия такого решения.

Произвольное ограничение основных прав участников, таких как возможность участия в управлении делами общества и информированность о деятельности общества, со стороны других участников, является недопустимым, а решения, принятые на собраниях, организованных в условиях таких ограничений, должны рассматриваться исключительно в качестве не имеющих юридической силы с момента принятия.

На наш взгляд, данный кейс является достаточно полезным для подобных корпоративных споров, с учетом того, что рассматриваемые судебные акты представляют собой пример нетипичного разрешения дела, с учетом использования не только законодательства, но и достаточно обширной судебной практики. Так, принятие актов при данных обстоятельствах исключительно на основе гражданского и корпоративного законодательства и «сухого» толкования закона, без учета позиций вышестоящих судов, могло привести к иному исходу, соответственно, в зависимости от законности принятия подтверждающих решений.

01.12.2020