8 (495) 692 58 80

Перевернул ли бот GPT наши представления о роботе-юристе?

Главным трендом последних месяцев является усовершенствованная версия искусственного интеллекта от OpenAI GPT-4. В статье мы попытаемся разобраться в «разуме» ИИ, а также, проведя эксперимент, ответим на вопрос: «Является ли машина надежным помощником юриста?».

Механизм обучения ИИ предполагает, что изначально разработчики закладывают в языковую модель тонны текста, а после заставляют предугадывать наиболее вероятное продолжение ситуации. ИИ генерирует текст не целиком, а по словам, запоминая предыдущие состояния. В процессе данной деятельности разработчик выставляет акценты, чтобы ИИ понимал ключевые слова, с целью прихода к выводу на их основе. 

Ещё в начале двадцатого века машина научилась составлять юридические документы, проверять их на корректность, а также на соответствие существующей нормативно-правовой базе. 

В конце 2022 года новая модель OpenAI GPT-4 совершила свой большой дебют и уже используется, начиная от виртуального волонтёра для слабовидящих до изучения языков в Duolingo.

Все привыкли к ИИ, как к бездумной машине, но неожиданно появился усовершенствованный ИИ GPT — более надежный, креативный, имеющий больше инструкций, а также способный к самообучению.

Нашей командой юристов был проведён эксперимент с использованием данного ИИ. Боту было предложено изучить около ста судебных решений, касающихся определения места жительства ребенка при разводе супружеских пар, в соответствии со ст. 65 СК РФ.

Первый результат нас не удивил, ИИ с рвением оставлял ребенка матери. Позже условия изменились, к выбору добавлялись немаловажные условия: мать ребенка больна ВИЧ, а также была ранее судима. Интересно, что ИИ всё также оставлял ребенка матери. Тогда нами было добавлено условие, которое указывало ИИ, что мать находится на учёте в наркологическом диспансере. Каков же результат? ИИ был не преклонен.

Исходя из этого возник вопрос: почему же ИИ не видел очевидных подсказок с нашей стороны? Всё дело в системах обучения. 

В пример можно привести автопилот на машинах от компании «Tesla» и «Changan Uni-T», американского и китайского производства соответственно. В компании «Tesla» ИИ закладывают информацию о том, что все находящиеся вокруг объекты — «друзья», не несущие в себе фактора опасности, что, соответственно, разработчики требуют и от ИИ. Китайские же разработчики закладывают ИИ знания о том, что все находящиеся вокруг объекты — «враги». Данные знания, которые закладываются в машину, являются ключевыми на протяжении всего дальнейшего процесса работы. Как родители учат ребенка основам на начальном этапе жизни, так и ИИ зависим от предоставляемых ему разработчиками знаний.

Исходя из проведенного исследования, мы предположили, что в основе данного ИИ лежит именно второй вариант понимания мира: «Все враги, а кто изначально преподнесён как друг, таковым и является».

Итак, наш помощник GPT-4, обработав предоставленную ему информацию, принял к сведению все имеющиеся данные, определил, что в семейном союзе мать ребенка является приоритетом в подобных спорах.

Были ли в предоставленной судебной практике решения, которые обязывали проживать ребенка с отцом? Конечно, были. Однако ИИ, обладая ограниченным уровнем анализа данных, увидев малое количество противоположных решений, не осознал важность негативных факторов, характеризующих мать.

Готовы сделать вывод, что аналитические способности машины пока что не позволяют ей прийти к объективным выводам. При этом невозможно отрицать, что сама возможность такого анализа ИИ представляется грандиозной. 

Поняв, что уровень анализа ИИ недостаточен для всесторонней обработки подобной информации, мы решили упростить ему задачу и пойти дальше. На рассмотрение ИИ были предоставлены достаточно тривиальные правовые запросы, включающие в себя краткую информацию о деле, а также такие вопросы, как: «является ли сделка при данных условиях мнимой?», «возможно ли в данных условиях оспорить договор купли-продажи квартиры?». Интересно, что ИИ давал верные ответы относительно содержания законодательства, выдавал варианты решения поставленного вопроса, которые по структуре были верны, но несмотря на это, всё равно отсылал человека к необходимости обращения к квалифицированному юристу.

Мы, несомненно, рады полученным ответам. Но возникает следующий вопрос: а так ли важен данный этап, с которым ИИ смог справиться? По нашему мнению, этап предварительной обработки информации является одним из ключевых в работе юриста.

Несомненно, ИИ может упростить работу, за несколько минут выдав ответ, но нет уверенности в том, что он будет абсолютно верен. С развитием цифровых технологий у юристов появилось обилие сервисов: «Консультант+», «Гарант» и другие, которые сильно упрощают поиск необходимой информации. Бесспорно, ИИ делает это в разы быстрее, но стоит ли игра свеч, если работу машины необходимо перепроверять? Тем более юрист, так или иначе, сам должен проработать предоставленную информацию, то есть, по сути, пройти этот этап снова.

Подводя итог, хочется резюмировать, что ИИ, несмотря на широкую область предметной области не до конца, видимо, понимает юридическую терминологию, а также не способен воссоздать глубинные взаимосвязи в каждом конкретном деле. Стоит понимать, что винить здесь нужно скорее разработчиков, которые в погоне за хайпом и финансовой выгодой делают ИИ упрощенным, запуская несовершенные программные продукты в общественное пользование.

Поэтому при использовании таких продуктов практикующие юристы вынуждены подстраиваться и адаптироваться под их условия и особенности, а в данной сфере должно быть наоборот — продукт изначально должен создаваться исходя из потребностей и задач пользователей. 

Бесспорно, различные авантюристы из США уже пытались передать защиту компаний в незначительных спорах искусственному интеллекту. Результат был смешанным, только три дела из восьми были выигрышными. При этом, очевидно, что риск неверного решения особенно велик в таких социальнозначимых спорах, как определение порядка общения с ребенком. 

Стоит ли нам воспринимать ИИ как угрозу? Эксперимент показал, что нет. В будущем мы видим его как надежного помощника, способного на анализе огромного количества данных направить нашу мысль в нужное русло, но заменить нас, наше мышление и креативность подходов – в ближайшие десятилетия ему не удастся.

11.04.2023